Новости

Иван Слепцов «Я вернулся в свою большую семью»

В свои 45 лет, сопредседатель якутской «Деловой России», новоиспеченный ректор Якутской сельхозакадемии Иван Слепцов попробовал свои силы в малом и крупном бизнесе, работал в органах местного самоуправления, был избран депутатом Госсобрания (Ил Тумэн) РС(Я), а затем возглавлял Министерство сельского хозяйства РС(Я). Как ему удавалось довольно успешно проявить себя в столь, казалось бы, несочетаемых направлениях деятельности? Почему он считает 90-е годы счастливыми для себя? Какой урок преподнесла во многом неожиданная отставка с поста министра? Об этом и многом другом наше сегодняшнее интервью.    


Планерка за семейным ужином 


— Иван Иванович, что или кто сыграл решающую роль в становлении вашей личности? Ведь не каждому дано в таком возрасте добиться щирокого признания. 


— Конечно, родители. Я вырос в простой сельской семье. Мама работала воспитателем в детском саду, а отец долгое время был заправщиком на автозаправочной станции. Именно они с самого детства приучили нас (младших сестру и брата, который, к сожалению, погиб) ставить перед собой четкие цели и добиваться их, несмотря ни на какие преграды. 


Причем это выражалось в элементарных, казалось бы, вещах. Скажем, каждый вечер за семейным ужином мама составляла план на следующий день с непременным распределением домашних обязанностей. Надо ли объяснять, что план неукоснительно выполнялся?! 


— Так вот откуда ваша требовательность. Говорят, вы довольно жесткий руководитель. 


— Может быть. Со стороны, как говорится, виднее. Просто не люблю, когда что-то идет  не по плану. При этом требовательно отношусь, прежде всего, к самому себе и, чего греха таить, своим детям. К примеру, всегда проверяю, что они читают. 


Книжный час 


— А сами много читали? 


— Я и сейчас стараюсь читать каждый день. Эту привычку тоже заложили родители. Ведь у нас в плане дня всегда стояло специально отведенное время для чтения книг. Что бы ни случилось, но этот книжный час был всегда. 


Частенько мы выбивались из графика и продолжали сидеть с полюбившейся книгой уже после отведенного времени. Родители, понятное дело, только приветствовали такое нарушение режима. 


Помню как-то в младших классах наткнулся на книгу об Иване Кожедубе и прочитал её за один день. Настолько было интересно узнать о судьбе и военных подвигах легендарного летчика-истребителя. 


— Что-то я не вижу художественную литературу на вашем столе? 


— Ну, не хватало еще в рабочем кабинете книги читать (смеется). На работе надо работать. Для этого есть более подходящее место – кровать в домашней спальне. Каждый день засыпаю под чтение книг, ведь лучше снотворного нет. 


— Хорошо, а что за томик лежит на вашей прикроватной тумбочке? 


— Новая книга о Сталине, которую я купил в одну из последних командировок в Москву. 


— Интересный выбор. 


— А разве не могут быть интересными новые факты о человеке, повлиявшем на судьбы человечества?! Вообще мне нравятся мемуары, исторические романы, а из художественной литературы предпочитаю произведения наших якутских писателей. 


Счастливые 90-е 


— С чем тогда ассоциируется первая глава вашей взрослой жизни, когда вы поступили в Якутский, тогда еще сельскохозяйственный институт? 


— Как и для всякого деревенского паренька, с огнями большого города, где все интересно. Принято считать, что наше поколение училось в самые тяжелые для страны годы, когда люди элементарно голодали. Однако у меня сохранились только самые светлые воспоминания о студенческих годах. Мы же были молодые и жили завтрашним днем. 


Я до сих пор крепко дружу с однокурсниками, с которыми приходилось делить кров в общежитии, еду, в общем, все присущие студентам невзгоды. При этом мы никогда не унывали и при первой возможности брались за любой физический труд, чтобы хоть как-то поправить свое финансовое положение. Помню, как по ночам работали на переборке картофеля на овощной базе по улице Жорницкого, а утром шли на занятия. 


Кроме того, слава Богу, родители были в полном здравии и помогали чем могли. Деньгами, продуктами. И потом на четвертом курсе случилось самое значимое событие в моей жизни – я женился на своей любимой Ньургуйаане, а вскоре родился сын Уйусхан. Так что 90-е годы для меня однозначно счастливые. 


Здравствуй, Оленек! 


— А после учебы все сложилось? 


— Недолго проработал в ХОЗО МВД, а после смены руководства ушел в свободное плавание по волнам предпринимательства. Перегоняли УАЗики, торговали всем, чем можно было торговать. Пока не поступило предложение поехать в заполярный Оленек на должность специалиста улусной администрации. 


— Сразу согласились? Нетрудно было человеку, выросшему, в общем-то, в приемлемых условиях Центральной Якутии, привыкать к суровому северному быту? 


— Выбирать было не из чего. К тому времени пришло понимание того, что нужна системная работа. Ведь по большому счету то, чем тогда занимался, было временным. Сегодня есть, а завтра уже нет. 


Я человек неприхотливый, вырос в деревне, и вся эта ведерно-выносная система была мне хорошо знакома. Непросто было привыкать жене. Она ведь городская. Тем не менее она ни секунды не раздумывала и согласилась поехать со мной. 


— И как вам Оленек? 


— Ооо, это замечательное место, где живет мудрый, красивый и терпеливый народ. У них нет каких-то особых претензий и интриг. Все очень открыты и доброжелательны. Особенно к молодым специалистам. 


Именно там, я считаю, произошло мое трудовое становление. Как вы помните, времена были непростые, но, работая в команде тогдашнего главы улуса Сергея Кривошапкина, я познал много нового. Это была незабываемая и крайне полезная пора в моей жизни. 


Спасти птицефабрику 


— А через некоторое время вы резко поменяли географическое положение и отправились в Южную Якутию. 


— На самом деле после Оленька, где после выборов к власти пришел новый глава и, соответственно, стал формировать новую команду, я отправился к себе на родину в Борогонцы, где мне доверили возглавить улусное потребобщество «Алаас».


Вот тогда мне пришлось столкнуться с реальными проблемами сельского хозяйства. Совместными с улусными властями усилиями мы вывели предприятие из кризиса, а вскоре поступило предложение возглавить Нерюнгринскую птицефабрику, где я проработал восемь лет. 


— Откуда вообще в шахтерском городе появилось сельскохозяйственное производство? 


— Как вы помните, в советские времена крупные компании обзаводились подсобными хозяйствами, чтобы обеспечивать своих рабочих качественной продукцией. Точно так же поступил и «Якутуголь», на балансе которого были свинокомплекс и птицефабрика. К моему приезду в Нерюнгри свинокомплекс был уже ликвидирован, а «птичка», честно говоря, тоже пребывала в предсмертном состоянии.


— Не пожалели, что согласились? 


— Нет, конечно. Ведь в городе были все условия для развития предприятия, и я себе четко представлял, что без коренной реконструкции тут не обойтись. При поддержке республиканских и улусных властей мы добились того, что теперь Нерюнгринская птицефабрика является составной частью птицеводческой отрасли Якутии. Хотя бывало, конечно, всякое.


— Например. 


— Да взять хотя бы два ЧП, когда из-за чьего-то вредительства у нас перемерзал так называемый спутник подачи воды для подкормки кур-несушек. Тогда нерюнгринцы буквально всем городом спасали птицефабрику. Ведь за одну ночь мы могли потерять все поголовье. А это неминуемое банкротство предприятия, где работает ни много ни мало 400 человек. 


Почему замолчал телефон 


— Иван Иванович, мы достаточно подробно освещали вашу работу на посту министра сельского хозяйства. Однако наши читатели не знают, почему вы не попали в новый состав правительства, когда Егор Борисов стал формировать команду после выборов 2014 года. Как вы восприняли известие об этом? 


— Я отнесся к этому философски – все, что ни делается, все к лучшему. И вообще был готов к этому. Когда Егор Афанасьевич назначал на пост министра, то в личной беседе предупредил, что рано или поздно, но мне придется покинуть пост. А к тому времени я возглавлял министерство дольше всех министров за последние 15 лет. 


Откровенно говоря, я тогда почувствовал некоторое облегчение. Ведь работа на таком важном посту – это, прежде всего, громадная ответственность, когда ты лично отвечаешь за все, что происходит в отрасли. Тем более в такой важной для Якутии, как сельское хозяйство. 


Конечно, немного удивило то, что у меня замолчал телефон. Буквально на следующий день после указа. Звонили только родственники и друзья. 


Академический аванс 


— Ну, сегодня-то он опять звенит не переставая. Как вы оказались на этом месте? Ходят разные слухи. 


— Оставшись без работы, я не сидел без дела. Занимался саморазвитием, общественной работой и одновременно разослал свое резюме. Включая Минсельхоз России. Думал, чем черт не шутит. Два диплома есть, опыта накопил от муниципалитета до регионального министерства. Вдруг понадоблюсь. 


Понадобился. В один прекрасный день раздался звонок из Москвы и мне предложили стать ректором. При этом сразу сказали, что процедура эта долгая и связана с выборами. 


Не буду долго рассказывать о всех перипетиях, но, думаю, итог прошедшего голосования, когда уважаемые мной преподаватели, у которых учился, научные сотрудники, студенты единогласно проголосовали за мою кандидатуру, говорит о многом. Лично я расцениваю это как аванс, выданный большой семьей под названием академия и как возвращение через 22 года. 


— Спасибо за беседу.


Источник: gazetayakutia.ru

Создать сайт
бесплатно на Nethouse