Новости

Делороссы о снижении ключевой ставки

Банк России объявил, что снизил ключевую ставку до 15%. Бизнес надеется, что это лишь первый шаг, но опасается нового валютного шока. Мнения членов «Деловой России».


Алексей Репик, президент «Деловой России»

15% – недостаточно, чтобы бизнес смог расслабиться. Но это психологически очень правильный знак. Сейчас важно делать следующие шаги по пересмотру ставки и сопровождать их дополнительными мерами, ограничивающими попадание ликвидности на валютный рынок. Например, рассмотреть вариант налога на приобретение валюты.

Руководство ЦБ запросы, в том числе от «Деловой России», в какой-то степени услышало. Я думаю, что мы должны избегать скачков и прыжков. Рынок делают ожидания. Сейчас этот знак очень дружественный. Но затягивать с дальнейшим понижением ставки тоже нельзя. Ставка должна быть по возможности ниже инфляции, как в большинстве стран. Чтобы сгладить эффект ослабления рубля, нужно будет уже новую ставку субсидировать, чтобы компании, реализующие свои инвестпрограммы, имели доступное финансирование.


Антон Данилов-Данильян, сопредседатель «Деловой России»

Решение мы приветствуем. Это сигнал хороший, хотя и скромный. Но выходить из ситуации нужно не резко. Мы до сих пор не застрахованы от волны валютной паники. С другой стороны, резкое движение в противоположную сторону породит отскок такой же силы, не самый хороший с точки зрения последствий для рубля, фондового рынка, настроения инвесторов.

Призываю сдерживать порывы, не принимать резких движений. И в качестве утешительного приза тем, кто хотел бы побольше, говорю одну очень простую вещь: Агентство кредитных гарантий до ноября имело ставку по гарантиям 1,75%, потом снизило ее до 1,25%. Госгарантии стали фактически бесплатными, это уже чисто психологически гигантский бонус. Можно, конечно, хотеть снижения ключевой ставки с 17 до 12% и даже ниже, но сама сложившаяся ситуация от этого никуда не денется.


Сергей Фахретдинов, член президиума генерального совета «Деловой России»

Решение Центробанка было принято под мощным давлением со стороны бизнес-сообщества и СМИ, которые выступили с консолидированной критической позицией. Мы вместе, в один голос, говорили о том, что декабрьское резкое повышение ключевой ставки Центральным банком нанесло мощный удар по реальному сектору экономики, поставило под угрозу не только планы по техническому переоснащению промышленности, но и выдвинуло во главу угла вопрос выживания предприятий.

Сомнительно, что сегодняшнее решение Центробанка принесет заметный экономический эффект: изменение ставки произошло в пределах статистической погрешности, оно незначительно. Это скорее некая апелляция регулятора к психологии рынка, попытка зафиксировать равновесие и продемонстрировать контроль над ситуацией.

К сожалению, ставки по банковским кредитам вряд ли будут снижены в ближайшем будущем: для этого требуются более серьезные инструменты. Хотя можно надеяться на то, что объемы кредитования, особенно для малого и среднего бизнеса, перестанут снижаться такими темпами. А значит, больше предприятий останется на плаву, будет меньше болезненных процессов, связанных с массовыми увольнениями и сокращением зарплат сотрудникам.

Но эти меры даже менее, чем половинчатые. Следующим логичным шагом могло бы стать введение госгарантий на выдачу целевых кредитов на развитие и расширение производства для реально работающего малого и среднего бизнеса. Необходимо утвердить критерии получения субсидий промышленными предприятиями на компенсацию части затрат на уплату процентов по кредитам на пополнение оборотных средств и (или) финансирование текущей производственной деятельности. Следует зафиксировать конкретные показатели: высокая производительность труда, процент модернизации существующих или создания новых высокотехнологичных рабочих мест, инновационность продукции, экспортный и импортозамещающий потенциал. Эти меры могут поддержать реальный сектор российской экономики в гораздо большей степени, нежели снижение ключевой ставки на два процентных пункта.


Флун Гумеров, член генерального совет «Деловой России»

Понижение ключевой ставки, конечно, волнует всех. Но гораздо важнее – ставка рефинансирования, которая по-прежнему остается на уровне 8,25%. Сейчас компаниям предоставляют кредит минимум под 20%. По закону, я могу включать стоимость кредита в себестоимость конечного изделия, но только такую, которая не превышает ставку рефинансирования плюс 3 процентных пункта, то есть на данный момент 11,25%. А остальные 8,75% съедают мою маржу и уменьшают прибыль. Так что либо нужно снижать ключевую ставку хотя бы до 11%, либо повышать ставку рефинансирования.


Источник

Создать сайт
бесплатно на Nethouse