Новости

Риски и возможности российского бизнеса

У «Деловой России» было два формальных информационных повода собрать журналистов. После двухлетнего отсутствия руководства в едином лице, теперь организацию возглавил бывший ее сопредседатель, генеральный директор «Р-Фарм»Алексей Репик. Кроме того, в организацию вернулся бывший ее председатель, ныне уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов.


Практических же поводов для разговора в нынешней ситуации куда больше. Как найти замену западному финансированию в странах Азии? Чем компенсировать утраченные из-за санкций экспортные связи и эффективно организовать импортозамещение? Как следует управлять ключевой ставкой, каким будет контроль за распределением средств новых фондов развития и зачем нужна национальная инициатива технического перевооружения? Об этом и многом другом Алексей Репик и Борис Титов впервые подробно рассказали за время санкционной войны.



- С учетом столь непростого времени для бизнеса, какие стратегические задачи сейчас стоят перед «Деловой Россией»?

Алексей Репик: Смягчать на всех направлениях те острые углы, с которыми сталкивается отечественный частный не сырьевой бизнес – именно из него и состоит «Деловая Россия». Сейчас многие сосредоточатся на импортозамещении, сократят свое присутствие за рубежом ввиду сложной геополитики и наша задача сопровождать этот процесс.

Борис Титов: Да, санкции и антисанкции – это действительно благоприятное время для среднего и малого бизнеса. Во-первых, оно дает новые возможности для регионального бизнеса, который получает теперь более широкий доступ на федеральный уровень. Во-вторых, мы замечаем, власть стала более лояльна к бизнесу. Если ранее федеральные ведомства и региональные администрации не воспринимали всерьез отдельные предприятия, то теперь сами за ними охотятся, спрашивают, что могут для них сделать.


Крым ваш?

- Что вообще думают о санкциях ваши западные партнеры и коллеги в Европе и США?

Репик: У нас через неделю будет российско-американский деловой совет и полагаю, что услышим мы там то же, что и ранее: предприниматели США в один голос говорят, что действия их властей напрямую вредят их бизнесу в России. Предприниматели Германии тоже сожалеют, что власти им прямо говорят: да, вы заплатите за наши действия в отношении России. Наши коллеги и партнеры понимают, что как кризис кипрских банков подорвал одно время инвестклимат Европы, так и санкции против России нанесут ему урон. Это уже наблюдается: бизнес постепенно замирает, поскольку не может строить среднесрочные и тем более долгосрочные стратегии, бизнес-планы в отношении любой страны. Они не знают, против кого завтра нацелятся США и чиновники Еврокомиссии.

Титов: В то же время следует признать, что наши власти охотнее советовались с представителями бизнеса. И полагаю, некоторые непопулярные решения, которые политикам и хотелось бы реализовать, не состоялись.


- Российский бизнес неохотно идет в Крым – это из-за угрозы санкций?

Титов: В «Деловой России» никто не попал под санкции и она первая открыла в Севастополе свое подразделение. Некоторые начали работать в Крыму, но пока это в основном предприятия из сферы услуг. Сейчас туда приезжает одна делегация за другой, изучая возможности для расширения бизнеса.

Репик: Мы не сторонники того, чтобы власти любыми путями заманивали всех подряд в Крым. Если создавать там особую экономическую зону, то преференции должны касаться тех, кто открывает новые производства, а не мигрирует туда ради налогов, оставляя без пополнения бюджет своего региона. Кто ориентирован на туризм, сферу услуг, сервис, готов там открыть новый бизнес. Мы, например, не рискнем там развивать фармацевтическое производство, под это там нет инфраструктуры, компетенций.

Титов: Нас радует, что сейчас в Крыму контроль за бизнесом региональный, а не федеральный. Это с одной стороны очень интересный эксперимент, с другой стороны, есть и коррупционные и другие риски слишком вольного подхода к контролю. Но в случае успешности можно будет постепенно существенно снизить административные барьеры федеральных органов власти в регионах.

Проектный подход к дефициту финансов


- Предприниматели говорят, что самый болезненный вопрос – доступность кредитов, особенно сейчас, когда западные банки отказали многим в дешевых кредитах. Депутат Госдумы Федоров даже предложил наслать ОМОН на Центробанк, чтобы заставить его снизить ключевую ставку.

Репик: Мы не считаем, что только лишь снижением ключевой ставки можно решить проблему. Если заливать экономику дешевыми деньгами, она может захлебнуться от инфляции. Да, проблема есть: западные банки перекрыли финансовый кислород. Да, крупный бизнес еще может привлечь кредиты по 1-2-3%, мы – под 12-13% и выше. Это давний макроэкономический спор: экономисты говорят – дешевые деньги – топливо для бизнеса, финансисты отвечают: если будет много топлива – сгорим все.

Титов: «Деловая Россия» уже давно предложила свой компромисс решения этого спора в виде комплексного подхода к финансированию. В итоге появился законопроект «О промышленной политике», где заложены многие наши предложения и который сейчас уже принят в первом чтении. Общий замысел в том, чтобы давать дешевые деньги не всем подряд и тем более не торговым проектам, а только под создание новых производств или расширение существующих в мало заполненных или слабо конкурентных нишах. И не обязательно речь идет о прямом финансировании. Это, например, гарантии по кредитам с расширением их до федерального уровня, гибкости условий. Ключевой стимул, я считаю, это гарантия инвестору, что до срока окупаемости для него лично не изменятся стартовые условия, даже если для всех при этом, повысятся, например, налоги, введут ужесточающие процедуры административные и прочие неприглядные правила. Это и фонд проектного финансирования новых производств, и фонд технического перевооружения, прочие инструменты мотивировки инвестора.


- Надо полагать, что вы вернулись в «Деловую Россию» в том числе, потому что все эти новые меры стимулирования уже на подходе?

Титов: В том числе для этого. Сейчас одной из новых задач «Деловой России» будет мониторинг за тем, чтобы средства и преференции распределялись транспарентно по отраслям, которые наиболее уязвимы или наиболее перспективны. Это контроль за тем, чтобы средства распределялись на конкурентной основе, чтобы исключить и коррупциогенные факторы, ошибки. Кроме того, сейчас мы продвигаем идею, и она уже нашла понимание, что Центробанк должен быть не только финансовым регулятором для обеспечения стабильности, но и имел задачи развития экономики. Помимо проектного финансирования банк будет практиковать и регулировать институт проектных облигаций. Это позволит привлечь среднему бизнесу длинные дешевые деньги. Но опять же, не всем подряд, а под конкретные, прошедшие экспертизу и конкурс проекты.


- В чем будет заключаться ваше участие?

Титов: В организации работы экспертного совета при Центробанке из представителей разных отраслей бизнеса. Надо сказать, что все, чего добился бизнес в лице «Деловой России», сделано с помощью создания института экспертных сообществ, которые представлены в органах власти на всех уровнях. Этот бесценный опыт мы обкатали как в «Деловой России», а еще больше развили его в аппарате уполномоченного по правам предпринимателей. Мы мобилизовали экспертов из отраслевых ассоциаций, скоординировали их работу, увязали ее с другими деловыми общественными объединениями. В итоге к нашим экспертам прислушиваются органы власти на всех уровнях – от муниципального и ведомственного до федерального. Вот какой должна быть ключевая ставка – 5% или 6%? Одно дело теоретические вычисления по статистике, другое дело, с учетом реального положения дел в экономике, срез которого и могут более компетентно представить эксперты от бизнеса.


В Китай зайти непросто

- Многие стараются найти замену западным кредитам в Китае – как с этим обстоят дела?

Титов: Китай и другие страны Азиатско-тихоокеанского региона действительно для многих выход из ситуации. Но войти туда не так то просто. Я возглавил российско-китайский деловой совет, мы были в том числе в Сингапуре, Японии, чтобы изучить возможность кредитования для наших предприятий. С одной стороны, азиатские банки в самом деле предлагают адекватные западным банкам условия. Но если увидят, что для предприятия едва сокращается спрос или ухудшаются внешние условия ведения бизнеса – повышают сразу ставки. Там более жесткие требования и к залоговой базе.

Репик: Китай с трудом кредитует чисто российские проекты, куда охотнее совместные. Если американцы вели агрессивны маркетинг и целые команды сюда присылали для привлечения клиентов, то в Китай труднее пробиться. Но уверен, через два-четыре года наш средний бизнес развернется туда.


- А тот же Китай или Сингапур проявляют интерес к тем нишам, которые освобождает европейский и американский бизнес в России?

Титов: Пока присматриваются в основном к крупным проектам, а средние и раньше были представлены у нас – в основном в текстильном производстве, аграрном. Выход наших предприятий в Китай пока затруднен, хотя у нас есть много, что им предложить. Птицу можно им продавать, попутный газ сжиженный – проект такой есть в Ханты-Мансийске, но ждет пока инвестора.

Репик: Мы поедем в ноябре в Пекин на саммит, одной из тем будет как раз налаживание сотрудничества. Там есть много возможностей и технологий, которые можно успешно внедрять в России, создавать новые совместные предприятия. Например, в сфере дешевого и быстрого строительства. Там есть технологии возведения 60-этажного дома за несколько дней. Такое доступное жилье вполне возможно в южных регионах, на вахтовых проектах.

Титов: Нашим предприятиям, которые решат развернуться на Восток, придется адаптироваться к китайской психологии бизнеса. Например, американские инвестиции шли туда по каналам двух крупных инвестагенств, которые сопровождали вхождение на рынок, поскольку там все специфично. Например, нет юристов или адвокатов в бизнесе. Для них контракт - это как для нас протокол о намерениях – никаких обязательств. Вроде подписали, а там как жизнь покажет. Это совсем иная инвестиционная и юридическая среда. Поэтому мы и хотим сделать наш деловой совет своего рода проводником для российского бизнеса в страны АТР.

Репик: Мы даже планируем создать единую инвестиционную карту по всем странам АТР, в которой будут общие рекомендации.


СП должны оставлять технологии в России

- Поскольку с Азией наладить связи – дело времени и большого труда, какие еще варианты вы рассматриваете для компенсации утраченных некоторыми предприятиями деловых связей с Западом?

Репик: Мы будем создавать своего рода брачные агентства при «Деловой России» - помогать искать партнеров для создания совместных предприятий в России с целью локализации производств. Таким образом, мы постараемся избежать прежних проблем. Раньше мы под любым предлогом заманивали иностранных инвесторов, лишь бы повысить налоговую базу, создать рабочие места. Потом оказалось, что большая часть специалистов иностранцы, а ввиду больших налоговых льгот бюджеты не ощутили особого пополнения. «Деловая Россия» будет проводить такую политику, чтобы СП получали преференции только в том случае, технологии и ключевые компетенции будут оставаться в России. Идеальный пример – локализация производства с правом на технологии российской стороны и обучением российских специалистов работе с этими технологиями. Чтобы если «папа» ушел, то «дети» остались здесь.

Титов: Это как в Китае – чтобы создать СП, надо привезти и оставить там технологии. Сейчас мы выходим в правительство с инициативой, чтобы провести форсайт, мозговой штурм по созданию института национальной технологической инициативы.


- А как поддержать восстановить разрушенные экспортные связи?

Репик: Все теми же «брачными агентствами». К тому же в России есть почти не используемый резерв созданного института торговых представительств. Деньги на них тратят, а они не работают. Сидит там какой-нибудь «почетный» ставленник губернатора, тихо себе готовится к пенсии. Будем настаивать, чтобы региональные власти заставили работать с ними. Многое зависит от инициативы самих губернаторов, у нас только несколько торговых представительств работают эффективно, остальные просто прожигают финансы. К примеру, у Шаймиева в Татарстане работают все, потому что лично заставляет. Вот пусть все регионы обновляют менеджмент торгпредств, пусть те ездят, ищут варианты для экспорта продукции.


Как выгодно использовать деофшоризацию

- Как на среднем бизнесе сказалась деофшоризация и какова ваша позиция по этой теме?

Репик: Тема многогранная и реализация закона потребует контроля за правоприменением. Потому что для одних это способ спасти капитал при силовом неправомерном давлении на бизнес, для других – удобный способ инвестирования, для третьих – способ пассивного сбережения капитала. И в этом смысле мы сторонники того, чтобы использовать и эту ситуацию с пользой для экономики. Например, деофшоризация может стать хорошим поводом для вложений этих инвестиций в открытие новых производств. Сейчас многие рассуждают, куда переложить средства из офшоров: в американские облигации, у которых почти нулевая доходность или в российские банки, где высокие риски при большом проценте? Мы же должны суметь доказать, что есть прекрасная возможность вкладывать в создание новых производств в России или развитие новых. Конечно, быстро этого сделать не получится, сначала следует доказать, что это выгодно?


- А это выгодно?

Репик: Это будет выгодно, если мы сумеем убедить власть делать шире те шаги, которые сейчас предпринимаются. Например, сейчас рассматривается законопроект о территориях опережающего развития на Дальнем Востоке. Это очень решительный ход, но мы ставим вопрос шире: почему он должен действовать только для Дальнего Востока, а не для других территорий, которые тоже можно развивать? Пусть те же условия как то общая налоговая нагрузка в 10%, мораторий на некоторые налоги на период окупаемости, мораторий на административное регулирование и прочее – пусть все это распространяется и на другие новые предприятия в других регионах. Если мы, например, хотим добиться эффективного технического перевооружения, то почему бы не создать мягкие условия по амортизации?

Титов: Разве справедливо, например, что завод построили, запуск его возможен только через четыре года, а инвестор все это время платит налоги и амортизацию на общих основаниях? Разве смягчив бремя на этот период мы не убедим тех же держателей офшорных капиталов, что в России выгодно стало вкладывать в производство? К тому же на высвободившиеся средства инвестор сможет купить еще более лучшее оборудование и раньше запустить более эффективное, а может и более широкое производство. Таким образом мы быстрее заместим импорт, а новая продукция будет вполне соответствовать мировому качеству, что сейчас при замещении редко встретишь.

Репик: Мы также предлагаем, чтобы и для регионов было выгодно создавать инфраструктуру под новые бизнесы. Это и технопарки, и индустриальные парки, готовые производственные площадки с готовой инфраструктурой. Что надо, чтобы было выгодно им это делать? Надо разрешить оставлять в местном бюджете больше налогов от создания новых производств. Тогда начнут создаваться стартапы и будут расти действующие производства.

Титов: Речь идет в том числе о том, чтобы часть доходов, полученных предприятием от налоговых льгот, оставлять в местном бюджете – до 75%. И в этом мы уже продвинулись – есть поручение премьер-министра Дмитрия Медведева, первые положительные заключения такого предложения уже получены.


Налоги, закон Ротенберга и фактор Евтушенкова

- Если перейти от институциональных решений к ситуативным: Владимир Евтушенков уже обращался в ваш аппарат за помощью, как вы вообще оцениваете действия арестовавших его силовиков?

Титов: К нам он пока не обращался, равно как и его представители. Мера пресечения для Евтушенкова считаю избыточна, тем более что это негативно отражается на инвестклимате в нынешней ситуации.

Репик: К сожалению, в этом случае правоохранительные органы сводят на нет многие наши усилия. Вот чем виноваты многие те акционеры, которые вкладывали средства в структуру подконтрольной Евтушенкову АФК-системы МТС и теперь получили убыток от снижения акций? Они теперь задумаются, стоит ли вообще вкладывать деньги в Россию на длительный срок, останутся только спекулянты.

Титов: Сейчас важно снизить среднесрочные риски от всей этой истории, для чего правоохранительным органам следует быть многословнее и объяснять, что на самом деле они там предполагают.


- Что вы думаете о принятии так называемого закона Ротенберга?

Репик: Надеюсь, не придется дарить США или Италии собственность ни Ротенберга, ни других российских предпринимателей. Но «Деловая Россия» при обсуждении законопроекта не привлекалась к процедуре оценки регулирующего воздействия, поскольку негативный последствий для широкого круга предпринимателей там не просматривается. Насколько этот закон уместен с точки зрения расходов бюджета – это уже дело политиков и депутатов.


- Что вы думаете о замене муниципального налога с продаж?

Титов: Там была странная риторика, когда заговорили об отмене налога с продаж, заговорили о налоге на отели и прочий развлекательный бизнес.

Репик: Вообще отрадно, что министр финансов Антон Силуанов понимает, что основная нагрузка должна быть на потребление, а не на производство. Но это я к идее снижения социальных взносов: платить больше должен сотрудник, а не предприятие.


- Вы сторонники продления моратория на тарифы естественных монополий?

Титов: Да, поскольку эффект для не сырьевого производства был очевиден. Другое дело, что заморозка объявлена на макроэкономическом уровне, а на местах умудрялись разными способами и под разными предлогами повысить тарифы – путем изменения коэффициентов и прочее. Но в среднесрочной перспективе, когда произойдет демонополизация, мы за то, чтобы не было жесткого регулирования тарифов – рынок должен регулировать сам регулировать эти отношения.


 «Expert Online» 10 окт 2014

Создать сайт
бесплатно на Nethouse