Новости

Егор Жирков: Слово современникам

В свой юбилей Егор Жирков отчитался перед народом и поделился грандиозными замыслами.


В июне общественность республики, соратники по замыслам отметили 60-летний юбилей одного из видных государственных деятелей Якутии – народного депутата, сопредседателя Якутского отделения "Деловой России", директора Завода базальтовых материалов Егора ЖИРКОВА.


В Ил Тумэне состоялось торжественное заседание, на котором юбиляр выступил с заявлением, которое условно можно назвать «Слово современникам». Пришли те, кто были в определенные периоды своей жизни в команде такой неординарной личности, как Егор Жирков. Здесь были и министры, и учителя, и строители, и геологи, и депутаты, бывшие и действующие, и активисты общественных движений, и главы сельских поселений: саха, русскоязычные, представители коренных малочисленных народов Севера. Заседание вообще-то не походило на обычный официальный «мунньах», где поздравления монотонно зачитываются по бумажке. Слова произносились искренне, от всей души. Как признался спикер Госсобрания Александр ЖИРКОВ, избираемый в Ил Тумэн с момента его создания, «не было в истории парламента такого демократичного торжественного заседания».



Sakhalife приводит полный текст выступления Егора ЖИРКОВА на торжественном заседании в Ил Тумэн. И выражает благодарность поэтессе, журналисту Наталье МИХАЛЕВОЙ, которая записала на диктофон и расшифровала это выступление.


ЕГОР ЖИРКОВ: СЛОВО СОВРЕМЕННИКАМ



Есть такое понятие - космический земной цикл в 12 лет. 60 лет насчитывает 5 таких циклов. Вдумываясь в эти цифры, я пришел к выводу, что к 60-ти своим годам, оказывается, я только два цикла занимаюсь чем-то таким стоящим. Занимаюсь тем, что создаю замыслы, реализовываю замыслы и тем самым двигаю жизнь, как каждый активный мужчина, который действует по мере своего ума, энергии и воли.


Первым своим замыслом считаю создание в университете кафедры преподавания и методики математики. В апреле этого года отметили 25-летие кафедры. Один год кафедра просуществовала как общественная, поэтому считаю, что с того замысла для меня прошли два жизненных цикла.


Далее, в начале 90-х годов было создание Института национальных школ. Оказывается, при создании института заложена была такая удачная схема, формула, что институт, несмотря на все изменения и бесконечные реформы в сфере образования, не поддался ни ликвидации, ни расформированию, ни передаче куда-нибудь. Институт национальных школ нашей республики был первым в среде национальных республик, и остается единственным, сохранившимся сейчас.


Затем идет замысел создания Департамента по подготовке кадров. Однажды в воскресенье я зашел к президенту Михаилу Ефимовичу НИКОЛАЕВУ с предложением о создании департамента для обучения одаренной молодежи в центральных учебных заведениях России. В это время высшее образование становилось платным, цены на авиаперелеты дорожали, и я исходил из того, что если республика сегодня не позаботится о подготовке будущих специалистов, то в дальнейшем не избежать возникновения серьезнейших проблем в обеспечении кадрами. Президент поручил мне составить проект Указа о Департаменте и уже через две недели подписал его. Сейчас тысячи молодых людей обучаются через этот Департамент в престижных высших учебных заведениях страны. И я конечно же, горд тем, что был автором этой идеи.


Но более стержневым моим замыслом является Концепция обновления и развития национальной школы. Почему стержневым? Мы через эту Концепцию определили стержень содержания образования и воспитания нашей молодежи.


Может быть и не всеми, но основными положениями Концепции, ее принципиальными позициями мы должны дорожить. Через эту Концепцию мы нашли себя, свое Я, свою Самость. Мы не допустили, чтобы выросло поколение «Иванов, не помнящих родства». Где еще, в каком другом регионе России, вы нашли бы школу, где бы преподавался предмет русской национальной культуры? Или малочисленных народов? Не найдете. Это - одно направление Концепции, по содержанию обучения и воспитания.


А в целом можно сказать, что мы, команда - политики, деятели того времени во главе с первым президентом республики смогли сформулировать в системе образования государственную политику национально-регионального характера. Это в то время, когда Россия сначала разрушила, а потом бездумно передала часть системы народного образования муниципальным образованиям, которые не имели и не имеют и сегодня денег. Мы этого не допустили. А сохранили и приумножили. Я ценю такого рода свой замысел, и горжусь тем, что стоял у истоков этого движения.


Я сейчас прихожу к мысли, что в моей жизни бывали периоды, когда я не создавал замысел, хотя должен был.


Стал депутатом Госдумы не по своей, как говорится, воле, или по своему хотению, рвению, плану. Но был востребован временем и стал им. Стал, и только здесь появился замысел о создании Закона «О драгоценных камнях и драгоценных металлах». Потому что только такой закон мог отвечать коренным интересам нашей республики и компании АЛРОСА.



У меня сохранилась фотография, где я стою между двумя «алмазными генералами»: ШТЫРОВЫМ и ПИСКУНОВЫМ, последний в то время возглавлял взаимоотношения компании с государством, держа в руках текст свежего, только что принятого Госдумой во втором чтении Закона «Об алмазах и золоте». Не будет преувеличением сказать, что этот закон спасал республику в самые трудные годы и обеспечивал ей некую экономическую самостоятельность.


Формула системы внебюджетных отношений. Якутия была республикой-донором. Я недоумевал: как так? Почему северная республика должна быть донором? И надо было менять уже российскую систему внебюджетных отношений. А это экономико-математическая формула.


Оказывается, во главу угла подсчетов федеральных экономистов стояло сравнение, сопоставление средних доходов от добычи алмазов, угля и т.д. на душу населения. Поэтому республика должна была отдавать, не имея права получать. А если во главу угла поставить один параметр: не сопоставление доходов на душу человека, якутянина, а расходов (завоз и все прочее)? Тогда выходило, что мы не отдавать должны были, а получать. И когда в конце года я завершал работу в Госдуме, республика стала получать по этому принципу порядка двух миллиардов рублей дополнительно, я был тоже рад. Также был умело пролоббирован в Госдуме и Закон «О целевых чеках» тоже.


В 90-х годах я был зачинателем, руководителем программы реструктуризации золотодобывающей отрасли, находясь в должности 1-го заместителя генерального директора «Сахазолота». Когда цену на золото пристегнули к лондонскому фиксингу – все, начался небывалый кризис в отрасли. И надо было делать на основе той программы еще и программу выхода из кризиса. Когда беда нагрянула, и 11 рабочих поселков нужно было закрывать, пришлось обратиться уже к правительству России. Я решения этих вопросов добивался на федеральном уровне, уже будучи представителем республики в Москве. Нужно было, засучив рукава, заняться этим очень таким непростым делом и добиться выхода в свет соответствующего Указа президента России Бориса ЕЛЬЦИНА. Золотодобывающая отрасль республики преодолела тот тяжелейший кризис с наименьшими потерями и взяла хороший старт на дальнейшее развитие.


По сурьме. Тоже один из замыслов, который в самом деле создавал сам, понял его значение раньше других и сумел поднять флаг местного сурьмяного предприятия выше. Работали рядом мужики, которые тридцать лет были в отрасли, и не верили, что в такое сложное время можно что-то новое создавать. Нет, мы чуть-чуть укрепили мышцы и углубили шахту еще на 100 метров, восстановили Сентачан и перешли на другой, более глубокий передел.


На сегодня «Сарылах-Сурьма» имеет около 3 миллиардов рублей выручки и 600-700 миллионов рублей чистой прибыли. Как говорится, деревья повалили, а орехи благополучно собирают другие.


В принципе, что я хочу сказать этим? Мне не в тягость было переходить с одной работы на другую. Уходя – уходил. Когда после поражения на выборах в Госдуму, хотел было по закону вернуться назад в министерство, но это мое решение не встретило одобрения президента республики. Я на него не в обиде. Было предложение должности в руководстве АЛРОСА, но я решил повернуть русло своей жизни на 180 градусов, и ушел в Усть-Неру заниматься сурьмой, реализовывать новый замысел. И нисколько не жалею об этом. Отработал семь лет, реализовал задуманное. Но то, что мы претворили в сурьмяное производство, республике стало ненужным, и предприятие было продано. Я и ранее задумывался, чем бы мне заняться по возвращении в столицу. В моих размышлениях как варианты были мусороперерабатывающий завод в Якутске или базальтовый завод. Я взялся за базальт.



На заводе базальтовых материалов сегодня работает порядка 230 человек. Выручка в прошлом году составила 423 миллиона рублей. Основным потребителем нашей продукции является строительный комплекс республики. Утеплители ранее привозились из Хабаровска, еще и с Урала. По законам рынка мы конкурируем с привозными утеплителями лишь по качеству своей продукции. Творчески, с молодым задором работает команда инженеров, состоящая в основном из выпускников центральных учебных заведений России, обучавшихся через Департамент по подготовке и расстановке кадров. Сейчас завод закрывает две трети рынка теплоизоляционных материалов внутри республики.



Но что главнее всего на севере – это теплый дом для людей. Поэтому я пришел к выводу, что мы должны обеспечивать утепление не только каменных многоквартирных домов, но и стараться утеплить частные дома людей, особенно в сельской местности. «СахаБазальт» сейчас становится товаром широкого потребления, своеобразной народной маркой. Только в прошлом году домохозяйства закупили утеплителей на 150 миллионов рублей. Это показывает, насколько важно для населения утепление собственных домов. Проводим акции, агитируем, и что-то у нас получается. И это помогает заводу выживать в первое полугодие, когда стройкомплекс в сезонной спячке.


Мне предстоит еще один цикл – двенадцать лет активной деятельности. Получается два раза по 12 лет и еще 12 лет. Потом может и стану «украшением дивана», как жена моя мечтает. Или, может, задумаюсь еще о какой-нибудь значимой миссии? Пока не знаю. Дольше, чем на 12 лет, я пока не заглядываю.


Сейчас о наступившем цикле. Какой мой замысел связан с этим периодом?


Я хочу, чтобы у нас в республике встал на ноги инновационный проект «Базальт – новые технологии». Я пятый год веду дела по этому проекту с руководством республики, РИК-ом. Смысл не в этих показателях, а в том – для чего это? Здесь у меня вырисовывается понятие северного жилища ХХI века. Не только в замыслах, но и в жизни появилось понятие «базальтового дома»: сейчас люди не только утепляют дома нашими плитами, но и стали использовать ее вместо бруса в качестве материала для стен. Я хочу, чтобы появился и новый вид фундамента – из базальтокомпозита, новое поколение долговечных, кратно-долговечных свай для наших высоток. Хочу, чтобы мы стали применять базальтокомпозитные, не поддающиеся ржавчине трубы для ЖКХ, геосетки для дорожного строительства, изделия для конструкций многоэтажных домов. Чтобы мы изобрели новые наружные двери из базальтовых материалов вместо бездарных железных дверей. Чтобы якутяне вместо стеклопакетов из ПВХ вставляли уже стеклопакеты с базальтокомпозитом в своих домах. Изделиями из базальта можно заменить и привозные кровельные, и облицовочные материалы. Вот это мечта, которую я хочу осуществить в ХХI веке.


Я хочу, чтобы современники поняли, что мы сами можем и должны создать жилище мирового уровня из собственных материалов, которые буквально валяются у нас под ногами. Этот замысел довольно объемный, и реализация его как раз займет у меня тот запланированный цикл, который впереди.


То, что рассказал по базальтокомпозитам, это только содержательная сторона проекта. Если расширить замысел, то нужно сказать, что я стремлюсь к создании у нас в республике новой отрасли промышленности базальтового направления – ТОР (Территории Опережающего Развития), где будут сосредоточены не одно-два предприятия, а целых 15-20 предприятий по трем направлениям: базальтокомпозитному, базальтоволоконному и из изверженных пород, для создания эффективных, новых видов материалов.


Через десять лет эта отрасль должна давать где-то до 10 миллиардов рублей в год. В отрасли появятся до 4-5 тысяч рабочих мест. Минимальная производительность труда должна составить до 2,5 миллиона рублей на одного человека.


Для развития этой отрасли у нас есть самое важное: сырье и кадры, которые вырастают в цехах завода базальтовых материалов.


Вот такую картину я набросал себе, раздумывая о будущем возможной базальтовой отрасли республики. Не думайте, что я, переступив порог шестидесятилетия, стану солидней и степенней. Желаю, чтоб этот замысел был реализован с моим самым активным участием.


--

Источник:

Егор ЖИРКОВ, директор Завода Базальтовых Материалов, депутат Ил Тумэн.

ИА SakhaLife

Создать сайт
бесплатно на Nethouse