Новости

Шанс на самопреодоление

По итогам первого квартала из России вывели $63,4 млрд, что является абсолютным рекордом за трехмесячный период. Угрожающие прогнозы на весь год в $100 млрд, а то и $200 млрд отрицательного инвестиционного сальдо делаются на фоне ожидания санкций третьего уровня, которые западные страны могут ввести против целых секторов российской экономики.


Оптимисты, однако, призывают не впадать в отчаяние и работать над улучшением инвестиционного климата, чтобы развернуть реку уплывающих из России денег вспять и привлечь новые средства, в основном с азиатских рынков.


Существующее положение вещей, пожалуй, никто не признaет благоприятным. Но для экономики страны, которая привыкла развиваться рывками, жесткие внешние условия могут стать тем самым кризисным толчком к мобилизации, который так необходим для выхода на новый уровень. И проявиться такая мобилизация должна в радикальном улучшении инвестиционного климата, которое, как считают эксперты, способно не только привлечь в экономику новые ресурсы, но и вернуть часть бежавших.


"Дело в создании инвестиционного климата - такого, когда все инвесторы действительно чувствуют себя комфортно (чтобы бизнесом здесь было заниматься удобно), выгодно (чтобы тарифы не росли какими-то безумными темпами и не проводились неоправданные индексации зарплат) и безопасно (чтобы работала наша судебная система и правоохранители выполняли предписанные им законом функции, а не действовали в собственных интересах). Если этот ряд будет реализован, то ни о каких последствиях оттока капитала говорить не придется, потому что отток тогда сменится притоком", - уверен сопредседатель "Деловой России" Антон Данилов-Данильян.


Все условия для нового рывка уже сформулированы, зафиксированы в многочисленных "дорожных картах" по улучшению инвестклимата, разработанных Агентством стратегических инициатив, Минэкономразвития, другими органами и организациями, и утверждены правительством России.


"Санкции - некий толчок, стимул, для того чтобы более активно реализовывать во многом уже принятые решения. Ведь вдорожных картах" - вещи, которые никак не зависят от санкций, а лишь от нас самих, - считает Данилов-Данильян. - Нужна только некая последовательная линия со стороны руководства страны".


Возвращение к отвергнутому Сопредседатель крупнейшего бизнес-объединения России уверен: первым делом необходимо на национальном уровне закрепить гарантии неизменности налогового режима, условий и требований работы для инвестора на весь срок реализации инвестиционного проекта, которые бизнесмены ласково именуют "дедушкиной оговоркой".

"Такого рода оговорки есть в очень многих странах, где мы конкурируем за инвестиции, в первую очередь в странах Востока. У нас они лишь иногда возникают в законодательстве: например, для некоторых видов иностранных инвестиций, для особых экономических зон, - рассказывает Данилов-Данильян. - Сейчас эти положения применяются в отношении территории опережающего развития - Дальнего Востока; возможно, они возникнут для Крыма. Подобная норма содержится в проекте федерального закона о промышленной политике применительно к так называемым специальным инвестиционным проектам. Однако говорить нужно о том, чтобы перевести данную норму из избирательной в разряд всеобъемлющей, которая распространялась бы на всю территорию страны. Тогда можно рассуждать об инвестиционном климате по отношению ко всей России, а не к отдельным территориям, сегментам и сферам".


Второе важное направление, которое, по сути, только начинает обсуждаться, - это стимулирование импортозамещения.


Требования локализации до настоящего момента распространялись за редким исключением лишь на соглашения о промсборке новых автомобилей.

Собеседник журнала "БОСС" отмечает: есть ряд сфер, где России достаточно просто выиграть конкуренцию за инвестиции с традиционными соперниками на рынках капитала. В отраслях, которые нуждаются в быстром развитии, необходимо применить ряд радикальных мер, уверен он.


"Нужны или сопоставимые ставки по кредитам, то есть не 14-15%, как у нас, а 5-6%, как у них (на конкурентных российскому рынках. - Прим. "БОСС"), или гарантии, которые предоставляет государство. Пусть не на всю сумму инвестиционного проекта, пусть лишь на часть. Но все-таки это дополнительное обеспечение, которое минимизирует банковские риски в рамках проектного финансирования или обычного кредитования, - считает эксперт. - Это могут быть условия, связанные с наличием трудовых ресурсов и обучением, с наличием инфраструктуры и подключением к общим сетям. Во многих странах все это делается за счет специальных фондов и агентств развития, но никак не за счет самих инвесторов.


Инвесторы должны приходить на уже подготовленные площадки, получать квалифицированный персонал, обученный для работы на соответствующем оборудовании".

Данилов-Данильян напоминает, что правительство время от времени возвращается к некоторым мерам, которые ранее отвергались, и призывает сохранять эту гибкость в изменившихся внешних условиях.

"На разных этапах это были разные вещи. Долго-долго боролись с особыми экономическими зонами, в конечном счете приняли. Не хотели принимать инвестиционный фонд - утвердили. Продолжительное время боролись против льгот в части амортизации - в итоге оставили. Были битвы по поводу такого инструмента, как TIF (Tax Increment Financing - финансирование за счет налогового кредитования. - Прим. авт.), когда предприятие, по сути, не платит налоги, отправляя их на реинвестирование. И это одобрено, особенно для Дальнего Востока. То есть многие меры поначалу кажутся странными, но потом к ним возвращаются".


"Сейчас набралось вполне достаточно того, что вообще можно было бы реализовать. И подавляющее большинство этих мер даже не требует какого-то специального бюджетного финансирования, а нуждается просто в правильной, спокойной организации процесса: снятии административных барьеров, ускорении принятия каких-то решений, облегчении доступа к кредитным ресурсам. Крайне необходим более дифференцированный подход к банкам, действующим на рынке инвестиций: надо выделить инвестиционные банки и банки проектного финансирования в отдельный режим регулирования. И еще много чего другого, на что санкции никак не могут повлиять", - говорит эксперт.


Прорыв не должен затопить Санкции заставили Россию диверсифицировать свои внешнеэкономические контакты. В связи с подписанным в Пекине 21-22 мая пакетом документов, и не только, внимание большинства сегодня обращено на Китай. Речь, однако, не идет о развороте на 180 градусов, а скорее, о наращивании "восточного" портфеля инвестиций в российскую экономику, который до недавнего времени был неадекватно легким.


Впрочем, собеседник журнала "БОСС" обращает внимание, что пока заключенные контракты касаются в основном государственного сектора российской экономики, говорить о настоящем прорыве на Востоке рано.

"На самом деле высокое качество предпринимательского климата достигается, когда иностранные инвестиции, в том числе и азиатские, приходят в первую очередь в частный сектор. Инвесторы покупают акции частных компаний, создают совместные предприятия, осуществляют совместные инвестиции. Вот тогда это действительно качественный инвестклимат. У меня же пока складывается впечатление, что наши надежды на замещение азиатским капиталом убывающего европейского и американского - больше надежды, связанные с активизацией по линии госсектора. А это мне кажется однобокой линией, ее явно надо дополнить активизацией по линии частных вложений".


Впрочем, с вложениями из Китая не все так однозначно: всем известна жесткость тамошних переговорщиков при отстаивании своих интересов - например, тот факт, что Китай практически не предоставляет несвязанных кредитов. К тому же многие комментаторы опасаются: партнерство партнерством, но ситуацией западного давления на Россию Пекин не преминет воспользоваться. Они прочат Москве подписание контрактов с Китаем на условиях, граничащих с кабальными, и склонны подобным образом интерпретировать покрытое завесой секретности газовое соглашение.


По мнению Данилова-Данильяна, наилучший рецепт от впадения в зависимость от какой-либо одной стороны - взвешенный подход как к букве каждого конкретного договора, так и к общим условиям сотрудничества.

"Одно дело - контракт на поставку газа или нефти. Это не участие в капитале, это оплата строительства газопроводов, разработки соответствующих месторождений под будущие поставки. А доля прямых инвестиций Китая в капитале российских компаний пока пренебрежительно мала, - говорит он. - И здесь разумный стратег должен установить определенную - может быть, умозрительную - планку для себя: какую долю китайского капитала в российской экономике считать безопасной - 10, 20, 30% от общего количества иностранных вложений. Сколько?


Определив границу, можно будет управлять этим процессом. Как только объем инвестиций подходит к заданному рубежу, значит, надо как-то стимулировать инвестиции из других стран, для того чтобы китайская доля снова была снижена до какого-то корректно-безопасного уровня".


"Когда ситуация касается условий, которые Китай всегда выторговывает, заходя с инвестициями, нужно смотреть, что это за условия. Если речь о том, что он готов проинвестировать строительство завода, получив в нем какую-то долю, но требует при этом, чтобы все или почти все комплектующие при сборке были происхождением из Китая, - это одна конструкция. Если о том, что на строительстве завода надо использовать труд китайских рабочих, - совершенно другая конструкция. Первая вещь для российской экономики гораздо опаснее, чем вторая. Рабочие приедут и уедут, а актив компании останется на месте. Однако когда невозможно сделать локализацию, когда приходится все закупать в Китае - это уже серьезный стратегический просчет. Может быть, на такого рода соглашения в большинстве случаев идти не нужно", - считает Данилов-Данильян.


Но предлагаемые условия, замечает он, требуют отдельного анализа в каждом конкретном проекте. "В каких-то отраслях хорошая, рыночная конкуренция, и появление еще одного предприятия, пусть даже с такими связанными условиями, нестрашно, потому что это предприятие будет занимать два, пять или десять процентов рынка. А есть отрасли, где или вовсе нет российских компаний-производителей, или одно-два предприятия присутствует.


Вот здесь появление китайского третьего может очень сильно изменить структуру.

Например, если соотношение "цена/качество" китайских поставок на новое, третье предприятие будет очень выгодным, то первые два могут переориентироваться на китайские закупки, и это довольно ощутимо изменит диспозицию смежников", - объясняет эксперт.


Что касается отраслевых предпочтений, китайские инвесторы больше остальных заинтересованы в сельском хозяйстве - в остальном их пожелания схожи с западными бизнесменами, уверен сопредседатель

"Деловой России". А вот в стратегии инвестирования есть существенные отличия.


"Для китайцев выгодность может быть минимальной при наличии длинных, стратегических отношений, желательно гарантированных со стороны государства или государственных компаний. Китайцы вообще больше мыслят десятилетиями, если не сказать столетиями, - для них это комфортно. Западные инвесторы в основном смотрят на выгодность, быструю отдачу.


Они, такое чувство, находятся в состоянии страха перед тем рынком, куда заходят", - говорит Данилов-Данильян.

На предположение о том, что Пекину в этой связи, скорее всего, будет интересно участие в российских инфраструктурных проектах, собеседник журнала "БОСС" отвечает: "Действительно, такое предпочтение есть. Но инфраструктурные проекты чаще всего оказываются локально монопольными, и поэтому нахождение их в иностранных руках вряд ли станет приветствоваться российскими властями - как федеральными, так и региональными.


И тут заключен ограничивающий фактор для китайских инвестиций в эти сферы".

Нужна новая стратегия Помимо масштабных китайских вложений эксперт не ожидает внезапного открытия российского рынка со стороны других инвесторов: "Давно весь мир исследован, везде сделаны road show. Из заинтересованных инвесторов все уже знают, что происходит в России, какие здесь есть возможности". И если китайские вложения способны в какой-то мере накормить нашу экономику прямо сейчас, то в долгосрочной перспективе усилия правительства по улучшению инвестиционной привлекательности должны быть видны со всех географических направлений. Ведь рано или поздно напряженность в отношениях с Западом будет в той или иной мере разряжена.


И вот здесь сопредседатель "Деловой России" призывает включать длинное планирование. "Чтобы появилось что-то долгосрочное, нужно написать новую комплексную стратегию. У нас есть Стратегия-2020, дважды или трижды переделанная. Но необходим какой-то более серьезный документ, на более долгий горизонт планирования".


"Сегодня мы чаще всего видим горизонт до 2018 года. Отдельные отраслевые стратегии выходят на 2025-й или даже 2030 год.

Были заявки на бюджетную стратегию до 2030 года. Когда же идет речь о стратегии привлечения инвестиций, то пока нет никаких признаков того, что готовится что-то серьезное, всецело проработанное совместно с предпринимательским сообществом".


И Данилов-Данильян знает, чего в период разработки таких планов делать точно не следует. "Не надо ухудшать конкурентные условия в России по сравнению с другими странами, с которыми мы конкурируем за капитал. Важных для инвесторов моментов много, несколько десятков, и это не только строчки из рейтинга Doing Business.

По каждому из них нужно совершенствовать регулирование, делать его более простым и понятным для бизнеса".

"И конечно, нельзя больше допускать каких-то спонтанных, непродуманных шагов, как мы это периодически наблюдаем: то со взносами в официальные фонды, то с какими-то ограничивающими частное предпринимательство решениями - в сфере допусков на рынок, например. Бизнес и так живет непросто в нашей стране, его по большей части ни население, ни власть не любят, считают изначально недобросовестным. Так вот не надо усиливать эти конструкции, - призывает эксперт. - Не нужно принимать решения, не посоветовавшись хотя бы с крупнейшими бизнес-объединениями. Необходим постоянный, нормальный диалог. Не из-под палки, не из-за того, что санкциями угрожают, а, что называется, по душевному настрою.


Это должно естественным образом происходить, в рамках привычки у лиц, принимающих решения. Советоваться, вести диалог, не пугать".

Создать сайт
бесплатно на Nethouse